Если не среда, то хотя бы услуга…

В Кузбассе завершается процесс обследования объектов соцкультбыта на предмет доступности для инвалидов

О процентах и сантиметрах

В том, что городская среда становится доступней для людей с ограниченными возможностями здоровья, сегодня можно убедиться буквально повсюду: всё больше зданий оборудуется пандусами. Специальная комиссия, в которую входят представители Кемеровского регионального отделения Всероссийского общества инвалидов, уже несколько лет обследует здания и составляет паспорта доступности. Эксперты выдают рекомендации – что необходимо сделать, например, построить пандус или поставить подъемник. По данным за прошлый год, в Кузбассе было обследовано около двух тысяч объектов сферы здравоохранения, образования, соцзащиты, спорта, культуры…
«На сегодня остались единицы необследованных зданий, – объясняет Валентина Шмакова, председатель Кемеровского регионального отделения ВОИ. – А те, что уже получили паспорта, должны в течение ближайших лет выполнить все рекомендации. К примеру, согласно федеральной программе «Доступная среда», до 2020 года должны стать доступными 60% школ, примерно такая же часть зданий соцзащиты и других сооружений соцкультбыта. По соцзащите можно уже сегодня сказать, что процентов на 70 она доступна».

А вообще, отмечает Валентина Ивановна, если новые здания строятся уже со всей необходимой инфраструктурой и полностью доступны, то сделать со старыми то же самое – очень сложно. «Мы проводили накануне осмотр областной наркологической больницы. Там постройка сталинских времен. Дверные проемы во все санитарные комнаты – 60 сантиметров, а должны быть 90. Попытаться прорубить их – можем развалить здание. Поэтому здесь надо искать другие решения».

Медосмотр – проблема?

Сегодня по международным правилам наряду с понятием «доступная среда» существует и такое, как «доступная услуга». Суть в том, что если не можешь сделать здание полностью доступным для всех людей, то постарайся тогда обеспечить доступность услуги. Иными словами, если нет возможности сделать удобный подъемник, лифт или пандус до третьего этажа, значит, пусть работник спускается на первый, и так далее.

Подобные решения совсем не требуют больших капитальных вложений. Здесь главное – отношение самих людей и их желание пойти навстречу людям с инвалидностью.

«Мы провели мониторинг и, как ни странно, выяснили, что сложнее всего попасть в поликлиники. Мне и самой приходится там бывать. С больницами не так остро стоит вопрос, потому что там есть лежачие больные, и для их транспортировки инфраструктура более или менее организована, – говорит Валентина Шмакова. – А вот поликлиники – проблема. Иногда, чтобы сдать анализы, необходимо пройти всё помещение от подвала до третьего или четвертого этажа».
Именно с такими трудностями столкнулся кемеровчанин Василий Окунев. «После того как я травмировался, бывал во многих поликлиниках, и в большинстве вопросы решались нормально: просишь врача спуститься – он спускается и решает проблему. Но вот в поликлинике №6, к которой я сейчас прикреплен, не могу попасть к врачам, – рассказывает Василий Михайлович. – А к этому медучреждению относится немало инвалидов-колясочников, ведь на Южном, где она находится, располагается и Дом ветеранов.

Внешне там всё нормально, прямо без проблем попадаешь на первый этаж, так как нет крыльца. Но все нужные врачи – на втором этаже. И там говорят: «Приходите со своими грузчиками». Просто весь персонал не настроен на общение с инвалидом-колясочником. Недавно хотел пройти новый медосмотр для индивидуальной программы реабилитации. Ездил в поликлинику три раза, но бросил это дело. К примеру, мне говорят: «Вам нужно пройти уролога, но у нас его нет, идите в другую больницу». Туда звонишь и спрашиваешь, сможешь ли к ним забраться. Отвечают – нет, да еще и удивляются: «А у вас что, родственников нет, друзей?» Объясняю, что жена не сможет меня затащить на верхний этаж, да и не могу же я всех друзей отвлекать от работы, чтобы только попасть на крыльцо. А в ответ: «Ну, значит, у вас плохие друзья» – и положили трубку. А я больше никуда не пошел…»

В целом же, анализируя свои походы по медицинским учреждениям, Василий отмечает: «Я классифицировал людей, с которыми сталкиваюсь в больнице, – их два типа. Одни помогают тебе, а другие – принципиальные, которые разводят руками: мол, а я что сделаю?» Впрочем, Окунев тут же добавляет, что хороших врачей всё-таки больше.

Доступный город

Но не только вход в здание может представлять непреодолимый барьер для людей с ограниченными возможностями здоровья.

«Сейчас ремонтируется много дорог в городах, оборудуются въездные карманы. Однако далеко не везде есть выезды для инвалидов, – говорит Валентина Шмакова. – Причем их ведь не надо оборудовать везде, а только там, где есть пешеходный переход».

И действительно, проехав вместе с Валентиной Ивановной по городу Кемерово, мы убедились, что инвалиду очень сложно самостоятельно попасть в карман или обратно на остановку, поскольку везде высокие бордюры.

Вот, к примеру, остановка у Управления железной дороги. Вроде бы и есть здесь что-то вроде заезда со стороны здания, хоть и под крутым уклоном. Но нет выезда на пешеходный переход. Перебраться через дорогу в этом месте инвалид не сможет.

Зато еще один «контрольный пункт» нашего небольшого совместного рейда – порадовал. Священник Иван Павлюк, настоятель прихода Воскресения Христова, показывает строящийся храм с гордостью: у него пандус был предусмотрен еще на стадии проектирования. И пускай получился он массивным, сразу в четырех ярусах, и обошелся дороговато, зато в храм попадет любой желающий.

Достаточно остро, по словам Валентины Ивановны, сегодня стоит проблема доступа инвалидов к лифтам в многоэтажках. И какие бы пандусы (например, откидные) ни выпускали сегодня, забраться по такому крутому уклону смогут лишь единицы – физически очень сильные люди… Создается только видимость доступной среды. По правилам, уклон пандуса должен составлять пять процентов (от отношения длины к высоте), а те, что сегодня делают из рельсов и швеллеров и устанавливают на ступени – гораздо круче. Их вообще недопустимо использовать, говорят специалисты.

«На таком уклоне можно травмироваться, – подтверждает Василий Окунев. – К тому же у каждой коляски разлет колес разный, задние – шире, передние – уже. И угадать, на какую ширину надо ставить рельсы, не всегда получится».

«А вообще у нас родилась идея обратиться к студентам «политеха» – попробовать спроектировать современный пандус, – говорит Валентина Шмакова. – Ведь летаем же мы в космос, с такой глубины уголь поднимаем… Неужели новую конструкцию пандуса не придумаем?»

Автор: Оксана ПАНАРИНА

Источник: Кузбасс

Поделиться в соц. сетях: