Шахта сделала его инвалидом, а бывшая жена отцом-одиночкой

В июле исполнится 11 лет с того злополучного дня, когда горняка Александра Шерина завалило в шахте углем. И до этого в жизни не все было сладко: после развода с женой, на руках у мужчины остались двое маленьких детей, судьбой которых мать не интересуется до сих пор. А когда врач говорит тебе, что ты больше никогда не станешь ходить, все надежды на долгую счастливую жизнь разбиваются в пух и прах. Но вместо отчаяния и граненого стакана Александр выбрал спорт и жизнелюбие.

Беда пришла в семью, когда Александру было чуть за тридцать. В то время он работал в Междуреченске на шахте «МУК-96». 6 июля 2006 года в забое произошел единичный завал и обрушение, как раз в том месте, в котором работал горняк. Мужчину полностью завалило углем. Ему повезло. Подоспевшие вовремя спасатели откопали его и подняли на поверхность.

По санавиации Александра быстро доставили в Центр реабилитации и охраны здоровья шахтеров в Ленинске-Кузнецком, там же и прооперировали.

Дальше все происходило как в дурном сне. Когда горняк очнулся после наркоза, пришел врач и сказал: «Дела плохи, надежды на то, что ты снова будешь ходить, мало». Диагноз поставили неутешительный – травма спинного мозга с компрессией грудного отдела 10-12 позвонков.

– Это было действительно страшно слышать, конечно, – вспоминает тот день 42-летний Александр Шерин. – Поначалу не хотел и не мог в это поверить, но потом смирился, пришлось смириться!..

Теперь уже бывший горняк говорит об этом спокойно, видно, что жаловаться на жизнь этот человек не привык…

Через несколько месяцев, 28 декабря 2006 года была еще одна операция в Новосибирске, а затем долгое лечение в центре реабилитации в Новокузнецке. Но, к сожалению, даже новейшее медицинское оборудование и профессионализм медиков оказались бессильны перед поставленным ранее диагнозом. Александру пришлось учиться жить по-новому – в кресле-каталке. Но это еще полбеды. На руках мужчины от развалившегося ранее брака остались двое маленьких детей, которых нужно было одеть, обуть, накормить, водить в детский сад.

– У нас и до этого с женой все было плохо, мы развелись, она дочку и сына мне отдала и стала жить новой жизнью. И до сих пор нашей судьбой не интересуется, не звонит даже, – добавляет мужчина.

После трагической аварии в шахте, зная, что бывший муж и отец ее детей на всю жизнь получил инвалидность, и что ему будет очень сложно в таком состоянии растить двоих, бывшая жена Юлия никак не отреагировала, к прошлой жизни она потеряла абсолютно всякий интерес. На тот момент сыну Димке было четыре года, а дочке Насте всего два годика. Они тогда даже не могли понять, почему мама ушла, а папа все время в больнице. На помощь пришли родители.

Александра, которые скоро прямо из Ленинск-кузнецкого реабилитационного центра забрали его с детьми к себе в Березовский.

– Когда понял, что ходить больше не смогу – это был самый сложный период в моей жизни. Лежал, думал, как дальше жить, как детей вытягивать? Кому они нужны? А потом все стало налаживаться. Во время реабилитации в Новокузнецке я узнал про специальный колледж для инвалидов и отучился там на специалиста по рекламе, – рассказывает Александр. – И вот во время учебы я начал заниматься настольным теннисом, это было больше четырех лет назад, а до этого последний раз брал в руки ракетку еще в школе. Поначалу было, конечно, трудно – все-таки спорт подвижный, а на кресле-каталке успевать за мячиком довольно сложно. Потом начал ездить на соревнования, как-то втянулся, и теннис стал моим призванием. По сути, он помог мне преодолеть мою беду. И, конечно же, родители и мои дети. Когда меня привезли такого беспомощного в Березовский, мне на улицу даже как-то стыдно было выходить, а дети наоборот меня тянули, они меня не стеснялись, гордились, что у них есть отец. Еще более уверенным я стал, когда съездил в санаторий на реабилитацию, посмотрел, что не один я такой, нас таких много, и ничего, живут.

По словам Александра, ему вообще везет, что люди попадаются в большинстве случаев добросердечные и готовые прийти на помощь, но есть и те, кому неловко или стыдно подойти к инвалиду, помочь.

– Бывало, что вызовешь такси, он приезжает, смотрит на тебя и говорит: у меня багажник занят, разворачивается и уезжает, – расстраивается Александр Шерин. – Да и так называемая «доступная среда» что в городе, что в регионе, несмотря на многочисленные разговоры на всех уровнях власти, до сих пор оставляет желать лучшего и по сути остается недоступной. Там, где новые районы строят, там сразу более-менее под инвалидов делают благоустройство – пандусы, бордюры, или новые торговые центры со специальными заездами для колясочников, а вот в старых районах все очень печально с этим. Я водитель и на заправках часто стакиваюсь с проблемой: надо заправить машину и дойти до кассы оплатить, и вот тут часто выручают обычные люди, если нет обслуживающего персонала. Так что жить можно.

В декабре 2016 года бывший шахтер получил областную награду «За волю к жизни», она была учреждена в память о единственной женщине в Кузбассе, имеющей звание Героя Советского Союза, Зинаиде Туснолобовой, ее вручают людям с ограниченными возможностями здоровья, которые реализовались в жизни, творчестве, спорте и семье.

Пять раз в неделю Александр с детьми ездит на тренировки по теннису из Березовского в Кемерово. Теннис стал для него смыслом жизни, стремлением к новым победам и этих побед уже немало: и на региональном, и на федеральном уровне. Да и в семье все хорошо: дети в школе учатся, дочка на четверки, а у сына три тройки.

– Но ничего, подтянем», – уверен отец.

Источник: Томь

Поделиться в соц. сетях: