Ангелина Таминен: «Главное – не быть инвалидом в душе»

У 23-летней Ангелины Таминен диагноз ДЦП с рождения. Несмотря на это, девушка успешно окончила гимназию, получила высшее образование, устроилась на работу экономистом и ведёт активный образ жизни. В интервью «Лабиринту» Ангелина рассказала о том, легко ли устроиться на работу человеку с инвалидностью и людях, которые помогли ей стать той, кто она есть сегодня.

«Всё будет так, как надо, даже если будет иначе»

Я родилась и выросла в городе Междуреченск. После окончания школы приехала в Кемерово, поступила в «Кемеровский технологический институт пищевой промышленности» на экономический факультет на специальность «Бухгалтерский учёт, анализ и аудит». Пока училась, жила в студенческом общежитии, в комнате с соседкой.

После защиты диплома и окончания вуза решила остаться жить в Кемерове. Сейчас работаю экономистом в строительной фирме.

Благодаря родителям, их воспитанию, настойчивости, вере, терпению и безусловной любви веду активный образ жизни: катаюсь на горных лыжах, велосипеде, хожу в походы на «Поднебесные зубья», прыгаю с парашютом, плаваю и сплавляюсь по горным рекам.

Я училась в обычных школах. До 7 класса – в средней школе, потом меня перевели в гимназию на более высокий уровень обучения. Особых сложностей не возникало: отношения с одноклассниками были нормальные. Конечно, душой компании не была, но и объектом насмешек и издевательств – тоже. Всё было спокойно.

Что касается учёбы: гуманитарные науки давались мне легко, безо всяких проблем. А вот технические дисциплины, такие, как математику, физику, химию никогда не любила и не понимала. Приходилось тупо зазубривать. Естественно, в институте было то же самое. Но отношения с однокурсниками были намного лучше, чем с одноклассниками. Добрее и душевнее. Они крутые! Где-то я им помогала, в чём-то они меня выручали.  Я им очень благодарна за их понимание и принятие. Я уверена: всё будет так, как надо, даже если будет иначе. В любом жизненном событии можно увидеть положительные стороны.

О трудоустройстве

После окончания института у меня ушёл ровно год на то, чтобы трудоустроиться. Нашу группу после института направили на работу в налоговую инспекцию. Практически все, кто пошёл, в итоге получили работу. Мне же тактично отказали. Я начала искать работу самостоятельно, рассылала резюме, ходила по собеседованиям, но всё было безрезультатно. Мне или сразу отказывали, или говорили: «Мы вам перезвоним».

Осенью прошлого года Холдинговая компания «Сибирский Деловой Союз» проводила молодёжный конкурс «Волнение». Одна из номинаций этого конкурса: «Карьера в СДС». Я решила отправить туда заявку. На первом этапе нужно было написать эссе на тему: «Почему я хочу работать в СДС». Я написала и отправила. В эссе сразу написала всё, как есть, чтобы не ставить их в неловкое положение. Меня пригласили на второй этап  – тестирование, которое я так же успешно прошла. Третьим этапом было собеседование, после которого мне сказали, что  дальше мне будет сложно принимать участие в конкурсе. Но пообещали помочь с трудоустройством вне конкурса. С тех пор прошло 10 месяцев…

В январе 2018 года я встала на учёт в центр занятости. По наивности думала, что мне сразу предложат квотируемую вакансию, про которые так много говорят по телевизору. Но, увы, у нас много что говорится, но не всё делается.

Ждала два месяца. Результатов не было. Поняла, что просто ждать бессмысленно. Написала письмо в администрацию Кемеровской области, где описала свою ситуацию: диагноз ДЦП, пенсия меньше прожиточного минимума, окончила вуз и с трудоустройством всё, мягко говоря, печально. Ответа не было. Я набралась смелости, наглости и стала ходить по всем инстанциям, куда надо и не надо. Даже обращалась в предвыборный штаб Владимира Путина. Думала, может, там мне посоветуют что-то дельное. Оттуда меня направили в приёмную «Единой России», где сказали: «Ну, что вы хотите? У нас такая проблема по всей стране». Сказать, что я была разочарована – ничего не сказать. Пошла сама разговаривать в приёмную граждан администрации Кемеровской области. Мне организовали встречу с начальником департамента труда и занятости Кемеровской области. После разговора пообещали, что через месяц у меня будет рабочее место.

В итоге я достала всех, но добилась своего. Сейчас у меня есть работа. Вернее, это временная стажировка, которая продлится до декабря, а дальше видно будет.

«В большей степени отношение к человеку зависит от него самого»

Я передвигаюсь самостоятельно и для меня нет барьеров в виде отсутствия пандуса или какого–либо специального оборудования. Но мне, конечно, очень печально слышать о ситуациях, когда человек, нуждающийся в пандусе около дома, вынужден обойти не один круг инстанций или добиваться через суд, чтобы этот пандус установили. Хотелось бы, чтобы таких случаев было как можно меньше.

Всех людей, которые нас окружают каждый день, условно можно разделить на три группы по 33,3%. Первая группа – это люди, которые в любой ситуации будут тебя поддерживать, любить, уважать, понимать и принимать тебя таким, какой ты есть. Вторая категория или вторые 33,3% – те, кто в любой ситуации, что бы ты не делал, будут тебя упрекать, осуждать, злиться, обижать, избегать и прочее. И есть третья группа (третьи 33,3%) – это люди, которым просто всё равно, они всегда будут в нейтралитете.

И это нормально.  Это не хорошо и не плохо.  Это естественно. Самое главное – ценить первую группу.

Конечно, в большей степени отношение к человеку зависит от него самого. От того, как он сам себя ставит перед обществом, как себя в нём позиционирует. Но ситуации бывают разные.

Сейчас много говорят о том, обижает ли инвалидов сам этот термин – «инвалид». Даже предлагают отказаться от этого слова в пользу эвфемизма «человек со специальными потребностями». Я, честно говоря, об этом особо не задумываюсь и не акцентирую на этом внимание. Самое главное – не быть «инвалидом» в душе, а остальное не так важно.

«В детстве меня пугало моё будущее»

Я не всегда была такой уверенной, жизнерадостной и оптимистичной, как сейчас. В детстве меня очень пугало моё будущее. В голове проносилось много вопросов. А что дальше? Что делать после школы? Поступать в институт? Зачем? Какой? На кого учиться? Смогу ли? А где работать?

Тем, что я сейчас имею и умею, и тем, какой стала, я целиком и полностью обязана своим родителям. Их терпению, настойчивости, вере в меня, даже тогда, когда я готова была сдаться. Их безусловной любви, принятию, пониманию и поддержке.

Маме приходилось со мной мотаться по больницам, реабилитационным центрам, медицинским экспертным комиссиям, где у врачей почему–то принято ДЦП линейкой мерить. А папа – с самого начала, как только врачи мне поставили диагноз, взял в руки себя, взял в руки меня… и начал со мной заниматься. Растяжки, массажи, различные невероятные гимнастики. В общем, начал делать из меня человека, несмотря на то, что работал на трёх работах.

На фото: Ангелина с папой

Я не знаю, есть ли на свете ещё человек, у которого хватило бы терпения и сил, в течение семи лет учить меня кататься на горных лыжах и велосипеде, несмотря на моё огромное нежелание, страх, слёзы и неодобрение докторов.  Перед ним стояла колоссальная задача – поднять меня, поставить на ноги. Сделать всё, чтобы из меня вырос полноценный, достойный, самодостаточный человек. И, я думаю, у моих родителей это получилось. В какой–то мере моя жизнь – это сценарий  фильма «Временные трудности».

Я очень люблю своих родителей и бесконечно им благодарна. А также всем, кто находится рядом, направляет и поддерживает меня.

Фото: личный архив Ангелины Таминен


Проект реализуется в рамках гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Поделиться в соц. сетях: