«Я еще молодой! Работать надо!»

Мне открывает двери Николай Степанович Яклюшин, 91-летний ветеран Великой Отечественной войны.  Он на коляске уже 12 лет, но ни  инвалидность, ни преклонный возраст не мешают ему заниматься столярным делом: изготавливать табуреты, столы, стулья и даже шахматы.

«Заходи, я тебя жду», — приглашает в дом дедушка на инвалидной коляске. Первое, на что бросаю взгляд: его большие рабочие руки, запачканные краской – недавно закончил еще один табурет.  Он живет один уже восемь лет. На стене – портрет покойной жены.  Его кухня – наполовину мастерская.  В ванной комнате — станок. Благоустроенную квартиру государство выделило как ветерану войны. А до этого было три собственных дома, каждый из которых он построил сам. Но обо всем по порядку.

Бороться за свою жизнь он привык с детства. Николай Степанович родился в деревне Речкуново Тюменкой области. Его отец – участник Первой мировой войны. Мать умерла, когда мальчику было четыре года. Не успели оправиться от одной беды, пришла другая. Сгорел дом. Трагедия случилась в зимнее время, поэтому остаток холодов отец с детьми прожил в землянке. Николай Степанович вспоминает: с братом и сестрой просили милостыню, а когда ему было 12 лет, потеряли и отца. Так пришлось повзрослеть. В 14 лет он стал старшим кузнецом в деревне.

«Когда война началась, я пошел добровольцем. В военкомате сказали, чтобы нашел себе замену. Я весь 1942 занимался с учеником. До сих пор помню того самого Степку. Только в 1943 меня взяли на фронт».

Призывного возраста Николай Степанович достиг только в 1944г. Определили в пулеметчики. На фронте освобождал румынские, чехословацкие деревни и небольшие города, занятые немцами. До сих пор перед глазами снаряд, который разорвало прямо перед ним.  Тогда он был контужен. Помнит, как терял товарищей, как умирали командиры, как сам был в шаге от смерти. И сожалеет: в бою с ним был друг-тезка, о судьбе которого он так и не узнал.

«Жив Колька нет ли. Я потом в госпитале искал его, у ребят спрашивал, да  так его и не нашел».

После демобилизации Николай Степанович вернулся на родину, потом приехал в Анжеро-Судженск работать на шахте. Здесь женился, стал строить дом. А потом еще два. И эти дома до сих пор сохранились в отличном виде – творили руки мастера.

Уже в молодости Николай Степанович мог стать инвалидом. Трижды травмировало в шахте. «Не погиб, потому что родился в рубашке», -говорит ветеран. Судьба распорядилась иначе. Он оказался в коляске 12 лет назад. На него упали листы шифера. Потом была операция, больничные стены.

«Он так хотел жить, когда на него упал шифер. Он был в очень плохом состоянии. В почти 80 лет мог умереть. Он развивал легкие, разминал руки. Все врачи были в шоке. Никаких пролежней не было. Крутился как егоза!» -вспоминает дочь Наталья. 

О том, что сломал шейку бедра на другой ноге, выяснилось уже после выписки из больницы. Дочь поехала со снимками в Кемерово, но областные врачи развели руками: операция нужна была сразу, время было упущено. Так и живёт с тех пор ветеран, боль научился просто не замечать.  

 «Захочешь жить, научишься! Поболит и перестанет» — рассуждает Николай Степанович.

За годы инвалидности он придумал  способ передвижения: опирается на сделанный своими же руками табурет специального размера. Таким образом он выходит на улицу или к соседям.

»Всё бы ничего, но очень дома скучно одному», — говорит дедушка.   Далеко таким способом все равно не уйдёшь. Недавно умер сосед, с которым играли в карты или просто общались. Совсем стало одиноко в четырёх стенах.

«Спасаюсь от скуки работой! К тому же надо зарядку делать! Мне каждое утро нужно над коляской 40 раз подняться. Скоро весна. В сад буду выходить, ухаживать за кустарниками».

Не мог же просто так оставить плодородную землю под собственным балконом человек, который всю жизнь прожил в частном доме с огородом и огромным цветочным садом! Выглядываю в окно: сугробы окутали кустики вишни, смородины, маленькую рябинку.   

«Весной цветы здесь снова посажу. Я так привык. На шахте всю жизнь работал, а после смены дома надо трудиться. Отдыха не было».

Дочь Наталья вспоминает, что отец всегда был с инструментом в руках. И даже когда оказался в инвалидной коляске, продолжил строгать, вырезать и прибивать. Материалы ему привозит внук. Вот так в домашней мастерской он изготовил около 60 табуретов.  А еще полочки для цветов, шахматы, столики… Правда, сейчас работает реже. Соседи жалуются на шум.

«Полежи и отдохни ему говорю, а он не слушается. Такой человек! Ему даже стыдно жаловаться. Он считает, что ему немного лет», делится дочь. А 91-летний ветеран войны отвечает: «Я еще молодой! Работать надо!»

P.S. В стопке новеньких табуретов на один меньше. Николай Степанович дарит их своим родственникам и знакомым. Вот и я привезла из Анжеро-Судженска подарок. Сижу на нем и знаю точно:  прослужит очень долго. Сделано с любовью настоящим мастером своего дела.

Автор: Анна Егорова

Поделиться в соц. сетях: