Интервью с Валерием Сурковым

Региональное общество инвалидов продолжает знакомить своих читателей, с кузбассовцами с неограниченными возможностями. И сегодня рассказывают о жизни и судьбе сильного спортсмена, члена ВОИ, чемпиона мира по армрестлингу, почетного гражданина Кемеровской области и просто обаятельного мужчины в самом расцвете лет. 54-летний Валерий Сурков из Междуреченска — мастер спорта по армрестлингу, кандидат в мастера спорта по настольному теннису.

— Ты только не пиши, что я бедный и несчастный, а то любят журналисты нагнать жути, — улыбается он. Я включаю диктофон.
— А чего это ты сразу на журналистов перешел?
— Да была тут ситуация… Не самая приятная. Вскоре после Губернаторского приема, посвященного Международному дню инвалида, когда меня удостоили звания Почетного гражданина Кемеровской области, ко мне нагрянули журналисты с федерального канала. Попросили прокатиться на коляске по родному Междуреченску — оценить на камеру доступность среды.
Включаю я, значит, вечерние новости. И первый же кадр — мое интервью: «Я вообще восемь лет из дома не выходил…». А дальше кадры, как я не могу на одно крыльцо забраться, на другое… У меня от шока пульт из руки выпал. Показали меня нытиком каким-то, аж противно стало. Они мои слова из контекста вырвали, я же объяснил дальше, почему не выходил — восстанавливался долго, жили высоко очень, на пятом этаже… А они повернули, куда им нужно было. Получилось, что я перед всей страной родной Кузбасс в таком плохом свете выставил. А я ой как не люблю людей подставлять…
— Всю жизнь в Междуреченске прожил?
— Я абориген. Можно сказать, коренной шорец. А что, родился и вырос в Горной Шории, разве этого не достаточно? Шутка.
— Любишь город?
— Да ты что! Я только уеду куда-нибудь, два дня — и все, я не могу. Особенно если учесть, что в этом городе мой диван… (смеется). Там и гулять хорошо. На набережную выезжаешь, по дамбе проедешь… От моего дома километров пять туда.
— Заодно и тренировка.
— Да, пока доедешь, хорошо разомнешься. Там километров двенадцать получается туда-обратно. На речке постоишь, свежим воздухом подышишь, народ шашлыки жарит…
— …Шашлыки понюхаешь…
— Ну, не без этого (смеется). Люблю горы. Высоцкий в точку спел: «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал».

 — Ты и по горам успел полазить?
— Конечно! Я здесь за свою жизнь все облазил. На охоту раньше ходил, на рыбалку. Сейчас и некогда, и несподручно.
— Давай сначала. Как поломался?
— В Новокузнецке проходил чемпионат Кузбасса по мотокроссу, трасса располагалась по иронии судьбы в котловане возле реабилитационного центра для инвалидов на Малой. Тогда еще колясочники вышли посмотреть на нас, поболеть, и кто-то из них метко пошутил: «Наш человек тут катается». Этим человеком и оказался я. Вот такая шутка. Начал заниматься мотокроссом в 15 лет. Я поработал три года тренером, мастер спорта по мотокроссу, хе-хе…
— Что тебя держало в этом виде спорта?
— Кто занимался — тот поймет. Это же та-а-акой драйв! Мы все по жизни как наркоманы — ищем острых ощущения. Охота же себя испытать, на что способен. Вот, доиспытывался (смеется). Я всегда выкладываюсь на максимум, вот, года четыре назад оба бицепса себе порвал. На соревнованиях о таких вещах не задумываешься. Это только со стороны видно, когда нужно остановиться. Сам никогда не чувствуешь.
— А до мотоспорта чем-нибудь занимался?
— Хо, да я лучший футбольный вратарь области! Начинал я с борьбы. Борьба перешла в футбол, потом горнолыжный спорт, легкая атлетика, бег на лыжах и потом мотокросс.
— И мотокросс тебя увлек.
— А я еще с детства всем ремонтировал велосипеды, мопеды, мотоциклы. Меня к этому тянуло, к технике, даже запах этот нравился. С металлом любил работать: что-то конструировать, перебирать.
— Откуда взял силы двигаться дальше?
— В 89 году я сломался. И началось полное переосмысление себя: как мне по жизни шагать вот в таком облике. Два года по больницам, вернулся домой — надо семью кормить, сыновей на ноги ставить. Стал мне на дом товарищ работку подкидывать. А тогда девяностые, зарабатывали чем могли: какие-то пружинки делал, пряжки для ремней, завитушки всякие, гардины. Потом шить стал.
— Шить?! Ты — шить?
— Шить. Я же швея (смеется)! Раньше я себе форму шил для соревнований по мотокроссу. Потом пацанам всякие распашонки, рубашечки. Потом жене стал шить, соседям. После перешел на заказ: купальники, шубы, бальные костюмы… И сейчас шью, когда попросят. Шил-то почему? Ночью сна нет, все болит, тяжело. Садишься за машинку и выкройки, отвлекаешься, забываешься ненадолго. Поспишь — и опять за работу.
— Как пришел в параспорт?
— Все началось еще в девяностых. Сергей Поддубный в 1997 году пригласил меня на парасибириаду. Поехал, сразу завоевал шесть медалей: армрестлинг, легкая атлетика… Дома я занимался, готовился, читал Пикуля, который сказал: «Ведро пота и немножко движения». Это, конечно, верные слова, но все-таки когда ты по жизни спортсмен, гораздо легче все переносить.
 — Вопрос такой назрел: если бы ты что-то мог изменить в прошлом, зная, к чему приведет повторение ситуации, ты бы воспользовался этой возможностью?
— Нет. А смысл это менять? Ты не поверишь, что было. Первый день на Кубке Кузбасса по мотокроссу я тогда в 89 году откатался, все было нормально. Второй день — совпала Пасха и Родительский день. Все отговаривали стартовать, многие наши ребята не поехали. Мотоциклы все готовы — чего никогда не было и не могло быть, комиссия у всех пройдена. В общем, все складывалось слишком идеально. Жена с тещей тоже не бухтели, что меня насторожило. Меня вообще не хотели допускать до этого заезда. Готовимся — поставил каску на ровное место, она падает. Мне Аркаша с Прокопьевска говорит: «Валер, нормальные гонщики либо каску меняют, либо не едут». Я второй раз ставлю, она второй раз падает. Уже перед стартом выбираем место, соперников, я встаю — у меня на совершенно ровной дороге мотоцикл назад откатывается. Оглядываюсь, и какой-то внутренний голос будто говорит: «Если сейчас что-то случится, вся эта толпа на тебя поедет». Мне все вокруг буквально кричало: не надо, не надо! И теща сказала, что голубь в окно сильно бился…
— Судьба.
— Я просто слишком долго от такого исхода уходил. Я же и под поезд попадал, и со скалы падал, где-то же меня должно было это догнать (смеется)! Нельзя все время безнаказанно ходить по острию, судьбу испытывать. Сколько и без того с мотоциклом этим травм было.
— Да вообще мотоспорт улучшению здоровья не способствует.
— Любой профессиональный спорт здоровью не способствует, кроме у-шу какого-нибудь. Я всегда на пределе. У каждого своя философия жизни. Так скажу: лучше прожить орлом тридцать лет, чем вороном триста.

Автор: Екатерина Салтыкова

Источник: Кемеровская областная организация общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов»

Поделиться в соц. сетях: