Хитрая арифметика

Некогда здание на улице Покрышкина, 24, занимало общежитие КМК. В 1999 году оно было снято с баланса АО “КМК” и безвозмездно передано в муниципальную собственность, как несвязанное непосредственно с деятельностью предприятия. Когда общежитие оказалось в обычном жилом фонде, его обитатели получили возможность стать полноправными собственниками жилья.

Это преамбула, конкретная история такова.

В одном из блоков общежития в комнате № 98 площадью 16,1 квадратного метра проживала семья Д. Люди заключили брак уже в довольно зрелом возрасте. Глава, 1940 года рождения, трудился в рельсобалочном цехе слесарем-ремонтником. Как его характеризуют бывшие сослуживцы, профессию знал, на работу не опаздывал, но любил выпить. Последнее, естественно, не нравилось его жене, и она его в “хмельные” дни выгоняла в служебное помещение (6,1 кв. м), находящиеся в этом блоке, отоспаться. (Квадратные метры указываются не случайно.) Получив прощение, Д. возвращался к супруге.

В 2005 году в этой семье случилось несчастье: умирает супруга. Д. становится единственным нанимателем помещения и, по его словам, тяжело переживая смерть жены, еще больше начинает злоупотреблять алкоголем. Более того, чтобы реже вспоминать о жене (“Она мне все время снилась”), он из их комнаты переселяется в шестиметровую подсобку. Комнату якобы по устному договору с Д. занимает некто И., проживающий в этом же блоке. По документам, которыми мы располагаем, И. владелец комнаты № 109, площадью 21,1 квадратного метра. Помещения такой квадратуры на поэтажном плане этого блока нет. Есть вышеупомянутая бытовка, общая кухня (8,4 кв. м), совмещенные туалет и ванная (2,6 кв. м), общий коридор (2,6), общий холл (9,7) и еще некое помещение в 13,1 квадратного метра. Вероятно, это именно жилое помещение, на которое в свое время И. получил поселительный талон.

Почему так подробно? Дело в том, что после того, как в 2008 году Д. отлежал в больнице два месяца на лечении закрытого перелома шейки левого бедра со смещением, полученного на улице, ему, по сути, некуда было возвращаться. Комната его была занята, в блоке шел ремонт. Какое-то время ему пришлось жить в ванной комнате рядом с унитазом, которым постоянно пользовались. Его жилпрощадью распоряжался И.

Возраст, инвалидность, болезни заставили Д. оставить свои пристрастия к спиртному, захотел он и вернуться на свои законные более просторные квадратные метры. По-хорошему не получилось, пришлось решать проблему через суд. В 2016 году по решению Центрального районного суда (дело № 2-6710/16) И. обязали освободить комнату Д. Решение было выполнено. Но как? В блоке произошла кардинальная перепланировка, были пробиты новые входы в комнаты, установлены новые стены, перегородки. Сломить больного, слабовольного человека не составляло труда. Комната Д. оказалась полностью изолированной от вспомогательных помещений: кухни, туалета, ванной, коридора, холла.

Инвалид (ходит на костылях) теперь живет совсем без воды, унитаза (стоит ведро), не имеет возможности помыться в ванной, приготовить пищу на кухне. Свою комнату приватизировать он тоже не может, поскольку все вспомогательные помещения коммунальной квартиры (таков ее статус после перевода в жилой фонд) стали собственностью И., хотя, в соответствии со статьями 41, 42 Жилищного кодекса РФ, должна быть общая долевая собственность, которая делится пропорционально размеру площади занимаемого жилого помещения.

Инвалид пытается восстановить справедливость, просит помощи вплоть до аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Если верить ответу на это обращение (которое, конечно, вернулось в Новокузнецк, чтобы прояснить обстановку), жалобу № 20982‑26 от 06.07.2016 г. проверяли компетентные специалисты МБУ “Дирекция ЖКХ” города Новокузнецка. Изложенные факты не наши своего подтверждения. Гражданин И. предоставил правоустанавливающие документы на комнату № 109, свидетельство о государственной регистрации права собственности и план на квартиру, изготовленный  филиалом № 12 БТИ города Новокузнецка. Обращение в полицию тоже ничего не дало. Ссылка на “устное соглашение”, якобы заключенное, по словам И., между ним и Д. стала решающим фактом в отказе в возбуждении уголовного дела отделом полиции Центральный (постановление от 10.07. 2016).

Остается только посочувствовать 77-летнему инвалиду Д., который последние годы живет в нечеловеческих условиях, и позавидовать И., захватившему помещение общей площадью около 40 квадратных метров. Арифметика проста. Другой вопрос: как ему это удалось? Еще один интересный факт. Когда мы вместе с бывшими коллегами Д. пришли на Покрышкина, 24, то долго стучали в железную дверь квартиры № 98, оказавшейся между восьмым и девятым этажом в помещении… лифтовой. Потом нашли еще одну комнату под этим номером, в которой в настоящее время проживает инвалид. Страшно подумать: неужели его собирались переселить в еще более неприспособленное помещение? После комиссионной проверки условий жизни Д.  проблемой нарушения его прав занялся совет ветеранов рельсобалочного цеха.

Автор:Ольга Волкова

Источник: Кузнецкий рабочий

Поделиться в соц. сетях: