«Я не такой, как все…»

«У некоторых людей сейчас низкая самооценка, сильная загруженность на работе или учебе. Они выдыхаются из-за экономико-политической обстановки: много трудятся, мало получают. Интернет и ТВ пестрят негативом. Кто-то хочет по-хорошему пообщаться с родными, но боится, что его неправильно поймут, поэтому подавляет свои вопросы и желания. И все это приводит к психосоматическому расстройству организма».

Именно эта проблема зачастую становится причиной обращения к психологу. Наш новый герой, 26-летний кемеровчанин Тимур Зарипов, как раз тот самый специалист, который помогает решать серьезные душевные недуги.

Среди его пациентов — люди с ОВЗ и без. У самого парня — ДЦП.

Как психолог может помочь человеку, что значит фраза «я не такой, как все» и каким образом легко изменить отношение окружающих к себе, — в нашем интервью.

«Клиент сам все «ремонтирует»

— Тимур, в каком состоянии люди обычно приходят на консультации?

— Бывает, что обращаются уже в состоянии полной подавленности. Кому-то страшно прийти: «А вдруг кто-то про это узнает?», «А что другие подумают?». И по этим причинам затягивают с решением проблем. Усугубляет положение еще такой момент, как «Я сам справлюсь». Не принято у нас ходить к психологам.

— Удается ли реально помочь своим клиентам?

— Да, я помогаю им посмотреть на жизнь под другим углом, найти себя, раскрыть и развить в себе «я». Справиться с волнением: чаще всего у людей с ДЦП зажата диафрагма и в организме меньше кислорода из-за искажения в теле и, когда они волнуются, сосуды спазмируются, что мешает еще больше. Еще я учу применять фразу «Я не такой, как все» в позитивном ключе. Стоит говорить: «Я не такой, как все, потому что умею вышивать, писать стихи и т.д.». А не потому, что у меня что-то не так с моим телом. Ко мне приходили люди с косоглазием, дефектами глаз (зрачки разные по размеру). Я всегда говорил им: «Если вы сами будете принимать себя такими, какие вы есть, то на вас и другие посмотрят иначе».

— Какие направления психологии ты используешь в работе с клиентами?

— Я применяю, например, НЛП — сборку нескольких направлений психотерапии. Это и гештальт-терапию, и языковые метафоры, и эриксоновский гипноз (чаще употребляю слово «медитация», потому что гипноз вызывает у людей негативные ассоциации). И занимаюсь психокоррекцией. Ее можно сравнить с ремонтом: кто-то делает его сам, а кто-то нанимает работников. Психокоррекция — это второй вариант: клиент сам все «ремонтирует», а я ему слегка помогаю.

— И эти направления подходят для каждого случая?

— В процессе консультации я узнаю, что именно хочет человек. После этого у меня появляется несколько вариантов решения его вопроса, и я предлагаю клиенту выбрать, каким путем мы будем идти дальше. Но иногда нужно работать системно: сначала используем одну технику, потому другую, третью. С каждым все индивидуально и универсальных решений точно нет.

«У каждого психолога должен быть свой психолог»

— По твоим наблюдениям, кто чаще всего приходит на приемы?

— Мои клиенты — это люди от 7 до 40 лет: 20% — парни, 80% — девушки. Есть среди них школьники, у которых проблемы с адаптацией их нового статуса. Обращаются ко мне подростки, которые не смогли выстроить взаимодействие со сверстниками, учителями или родными. Приходят и молодые люди от 20 лет. Их волнует выбор будущей специальности, конфликтные ситуации на работе, вопросы в личной жизни. Если говорить о профессиональном статусе, то мои клиенты — это и индивидуальным предприниматели, и их дети, и работники культуры, и педагоги.

— А используешь ли ты все методики и техники для решения собственных проблем?

— Да, применяю периодически. И всегда обращаюсь дополнительно к коллегам, так как есть негласное правило: у каждого психолога должен быть свой психолог, потому что велика вероятность обмана. Нам всем свойственно немного приукрашать ситуации или чересчур сгущать краски, поэтому теряется объективность. Все направления психологии мне очень здорово всегда помогают: от простой уверенности в себе до лечения своего состояния. Когда чувствую, что заболеваю, начинаю работать с меридианами организма, смотрю психосоматическую картину, ищу причины, которые могли негативно на меня повлиять.

— Сейчас ты работаешь в «Комнате психологической разгрузки». Как люди могут записаться к тебе?

— По звонку или через сообщение в группе во Вконтакте. Я провожу личные индивидуальные и групповые встречи, а также работаю с клиентами по скайпу.

— Сколько стоит «разгрузка»?

— Тренинги провожу от 500 рублей, индивидуальные консультации для людей без ОВЗ за 1200 рублей. У нас есть рассрочка от нашей «комнаты» и бонусы в виде скидок.

— Наверняка за время работы ты научился смотреть иначе на все происходящее в жизни?

— Я стал точно понимать, что, меня настоящее, мы меняем будущее. Что любое действие исходит из благих намерений. Что все, что не происходит, только к лучшему. Что все связано со всем, и все связаны со всеми.

Для справки:
Тимур закончил курсы подготовки в «Школе НЛП Оксаны Тушминцевой». В 2014 году прошел обучение по методикам Милтона Эриксона и «Меридианы организма». Повысил квалификацию по «Практическому психологическому консультированию».

Автор: Мария Салмина

Поделиться в соц. сетях: