Из спортсмена-любителя в чемпионы мира: как трагедия перевернула жизнь

Кемеровчанину Артему Лугма было всего 16 лет, когда он попал под поезд и потерял ногу. До случившегося он иногда с приятелями играл в дворовой футбол и был, по мнению ребят, отличным вратарем. При этом о спортивной карьере футболиста и мировых медалях совсем не мечтал. Но жизнь, внеся свои коррективы, подарила ему второй шанс: после несчастного случая на железной дороге он не просто стал профессиональным игроком, но и сумел трижды завоевать золото на крупных футбольных чемпионатах.

Сейчас Артему Лугма 43 года: у него есть семья, дети, любимая работа и неиссякаемое количество позитивного настроя на жизнь. Кто помог ему с покупкой дорогих протезов, сколько времени потребовалось, чтобы после трагедии попасть в паралимпийскую сборную России, и что такое простое счастье — в нашем интервью.


Злополучная проволока. Неожиданные помощники. Фантомная боль

— Артем, вспомните себя до несчастного случая. Каким вы были? О чем мечтали?

— Я был вполне обычным ребенком: со всеми гулял, дружил. В то время у нас работали клубы юных техников, дома пионеров — ходили на все возможные секции: я посещал авиамодельный и судомодельный кружки. Также занимался плаванием, фехтованием, лыжами. А еще меня привлекала борьба самбо: к моменту, когда случилась трагедия, я уже защитил юношеский разряд. А мечтал при этом, наверное, как и все, быть космонавтом!

Из спортсмена-любителя в чемпионы мира: как трагедия перевернула жизнь— Расскажите о том дне, когда случилось несчастье: как и почему все произошло?

— Был май 1993 года. Мы пошли с ребятами за березовым соком. Жили тогда в Кировском районе. Недалеко от нас была лесопосадка, а рядом проходили железнодорожные пути. Мы шли рядом с движущимся поездом: ждали, когда он проедет, чтобы перейти на другую сторону. Но тут меня неожиданно зацепило проволокой. Приятели потом рассказывали: «Под двумя последними вагонами ты прям полетал». Я очнулся и увидел, что у меня кожу на голени левой ноги как будто штопором сняли и косточку где-то 10 сантиметров выбило, текло много крови. Я одного друга отослал на станцию, чтобы вызвать скорую помощь, а второго отправил ко мне домой, при этом несколько раз его тормозил: просил сказать так, чтобы мама не напугалась. А сам от бессилия лежал на рельсах. От шока боль не чувствовал. Помню, как какой-то мужчина на мотоцикле подъехал: я у него спросил: «У вас есть нож?». Он говорит: «Есть». Я ему: «Давайте стопу отрежем, чтобы не болталась?!». Но в этот момент подъехал маневровый поезд с врачами. Они сразу спросили: «Что хочешь?». Мне жутко хотелось пить. После этого мне уже оказали первую помощь. Я снова отключился. Пришел в сознание только в реанимации: с ампутированной конечностью выше колена. У нас, кстати, у кого-то из ребят была тогда с собой сумка с аптечкой, а в ней лежали бинты и жгуты. Но тогда мы про нее совсем забыли.

— Как много времени понадобилось на реабилитацию? Сложно ли было приобрести протез?

В больнице я провел всего 2 недели. Потом еще недельку дома посидел, а затем поехал на протезирование в Подмосковье. Родители тогда работали на заводе «Прогресс»: после случившегося предприятие помогло мне с приобретением дорогого протеза — по тем временам на всё требовалась астрономическая для нас сумма. С билетами же до нужного мне города Рузов помогло общество афганцев.

— Как проходило привыкание к «новой» ноге?

— Мне повезло: мой первый протез был сразу хороший — качественный такой, современный немецкий. Помню, как через время мне в Новокузнецке выдали для него ключи. Я удивился: зачем они? Но как-то, сойдя с поезда, у меня открутился на протезе коленный сустав. И вот тогда ключи пригодились — пришлось самому все чинить. Со временем так привыкаешь к нему, что уже надеваешь просто как носок и бежишь по делам. Конечно, до сих пор есть небольшой дискомфорт, но по большей части уже не обращаешь на это внимание. У меня сейчас такой прочный хороший протез стоит, что я могу вести полностью активный образ жизни — и картошку садить, и стройкой заниматься, и по крышам на даче лазить, и в футбол играть.

Из спортсмена-любителя в чемпионы мира: как трагедия перевернула жизнь— А как часто нужно менять протез?

— Каждые 2 года, потому что вырастаешь из него: нога из-за тренировок становится больше, и уже невозможно его хорошо закрепить.

— Близкие и вы, конечно, привыкли к нему. А как реагируют на протез другие люди?

— У нас прохожие до сих пор оглядываются, смотрят на ногу, как будто первый раз увидели человека с таким недугом. А как-то я ездил за границу на соревнования и заметил, что там если едешь на коляске или идешь на костылях, то никто не обращает на это внимание. Но в том, что в России так реагируют на меня, есть один плюс: из-за этого еще больше вцепляешься зубами в жизнь, хочется добиваться все больше и больше положительных результатов, превзойти себя.

— Приходилось ли ощущать фантомную боль?

— Да, бывало. Иной раз чувствуешь боль в пальце ноги или ощущаешь, что пятка зачесалась. Контролировать такое можно только путем напряжения мышц или попыткой согнуть колено, тогда ощущения немного спадают. Конечно, здоровому человеку в такое трудно поверить и понять.

Судьбоносная встреча с тренером.  Пасы с отцом. Любовь к развитию

— Что было самое сложное в первое время после того происшествия?

— Наверное, показаться без ноги и с костылями перед сверстниками. Гулял какое-то время только по ночам: ходил вокруг дома.

Из спортсмена-любителя в чемпионы мира: как трагедия перевернула жизнь— Когда вы снова начали жить активно и вернулись в спорт?

— Не сразу, но довольно быстро. Когда я лежал в больнице, ко мне пришла Светлана Моисеевна Попова: она была тренером — предлагала ребятам с похожими ситуациями после лечения начать заниматься спортом. Я согласился. И буквально через 2 года после трагедии уже вовсю играл в футбол, а еще через 2 года был в паралимпийской сборной России по футболу.

— У вас очень стремительный скачок: только поставили протез, можно сказать, и вы уже ринулись в бой!

— Так быстро снова связал себя со спортом неслучайно, ведь занимался я им все детство. А еще был-то после ампутации ноги молодым и перспективным парнем: в 16 лет все не страшно! Меня настолько увлек тогда футбол, что помимо групповых тренировок я отрабатывал, например, пасы и индивидуально: иногда даже вместе с отцом. Поначалу я учился футболу у старших ребят с нашего клуба, смотрел по телевизору лучшие футбольные моменты и голы, прокручивал в голове, а что я могу из этого. Потом старался воплотить это в жизнь. Тренер пробовал меня на всех позициях на поле, но в итоге я стал именно нападающим. Почти сразу начал ездить на соревнования.

Из спортсмена-любителя в чемпионы мира: как трагедия перевернула жизнь
Артём Лугма — 11 номер. Перед поездкой на соревнования в Англию

— А когда удалось выйти на новый профессиональный уровень: с новичка до известного спортсмена в России и мире?

— Это случилось тогда, когда наша кемеровская футбольная команда «Кузбасс» вничью сыграла с московским «Спартаком». Нас заметили другие тренера, и начался карьерный рост: пригласили в паралимпийскую сборную России. В этой команде, кстати, одно из условий — все полевые игроки должны быть без одной ноги, а вратарь — без одной руки. И играть нужно обязательно без протезов. Играл за сборную я так 10 лет. За это время успел завоевать несколько важных званий: я — чемпион России, трехкратный чемпион Европы и мира, мастер спорта международного класса.  Думаю, что, если бы не случилась тогда та трагедия, я бы так и остался, возможно, просто спортсменом: это очень редкий шанс, чтобы кто-то из периферии пробился куда-то выше.

— Но спорт после ухода из сборной вы все равно не оставили?

— Нет, я продолжаю тренироваться и играть в кемеровской футбольной команде «Кузбасс».

— Какие у вас сейчас спортивные планы?

— Хотелось бы, конечно, Олимпиаду завоевать, но наш паралимпийский вид спорта пока не вошел в нее. А среди других желаний —  хочу мотивировать на спорт молодых ребят с подобными как у меня ситуациями, показывать им, что двигаться нужно только вперед и ни в коем случае нельзя сломаться. Надеюсь, что спорт будет притягивать все больше людей и поможет им в реабилитации!

Из спортсмена-любителя в чемпионы мира: как трагедия перевернула жизнь— Из-за карантина у вас сейчас наверняка нет возможности ходить на футбольное поле. Удается ли тренироваться в рамках дома?

Да, делаю упражнения общей физической подготовки: отжимаюсь, качаю пресс, делаю махи и вращения руками.

— А как складывается ваша жизнь вне спорта?

— Сейчас я работаю на своей машине в такси. В свободное время люблю что-нибудь строить на дачном участке, делать ремонт квартиры, собирать мебель. Мне это очень нравится. Мы с женой постоянно смотрим передачи про стройку, а потом воплощаем все в жизнь на нашей даче. В нашей квартире ремонт я тоже сделал сам: от потолка до пола. Ушло на это, правда, 1,5 года. Стараюсь развиваться во всем!

— Что делает вас счастливым?

— Я счастлив, что мои родители живы и здоровы. Что я просыпаюсь утром и могу дышать. Что я могу идти вперед и чего-то добиваться. Что у меня есть семья и дети. Счастлив, что есть любимая работа.

— Получается такая гармония постоянства и развития?!

Без развития никак. Мой девиз: «Вперед, вперед и только вперед — ни шагу назад!»

 

Поделиться в соц. сетях: