Еще 5 минут, и мы могли не успеть выбраться…

25 марта. 15:30. Кемеровчанин-колясочник Сергей Красиков и 14 друзей собрались на третьем этаже в «Зимней вишне» отметить его 41-летие и поиграть в боулинг. Пять игроков на коляске подкатили к дорожкам, чтобы выбрать шары. Несколько минут, и стартовало долгожданное дружеское состязание. Только вот продлилось оно всего полчаса…

Сейчас, когда идет снос обгоревшего торгового центра, инвалиды-колясочники и их приятели решили вспомнить, как им чудом удалось тогда вовремя покинуть здание и остаться в живых. А также рассказали, как проходила эвакуация людей с ограничениями здоровья и кто первым бросался на помощь.

«Дома до сих пор стоит эта пара ботинок для боулинга»

— 22 марта я поехал бронировать дорожки. Хотел, чтобы мы поиграли с 14:00 до 16:00, а потом сразу же переместились на четвертый этаж в кафе для дальнейшего празднования. Но это время уже было занято. Мне предложили бронь только с 15:30. Ничего не оставалось — пришлось согласиться на этот период, — начинает Сергей свой рассказ. — Уже после случившегося я осознал, как нам повезло тогда, что время для встречи было все-таки позже, иначе в 16:00 после игры мы все пошли бы в туалет мыть руки, и пожар застал нас там врасплох: дым распространялся в тот день через вентиляцию.

О пожаре празднующей команде сообщила сотрудница зала. Подошла к одному столику, потом к другому.

— Сначала я ничего не слышал, что она говорит: в зале было шумно. Потом мой друг Женя спешно крикнул: «Серега, давай быстрее: пожар!». Дым я тогда еще не ощущал. Все было в то время как в замедленном действии. Я еще, помню, подъехал на коляске к дорожке, положил шар. Смотрю, наши все цепочкой начали уходить. Первая мысль: «Это учебная тревога». Меня подхватил другой друг Макс: он спустил меня на коляске с трех ступенек, которые расположены перед входом в боулинг-зал, докатил до центральной лестницы и… Оборачиваюсь, а его уже нет рядом: он увидел, что в зале блестит обод от колеса коляски, и побежал туда, чтобы спасти еще одного нашего друга. В тот момент уже начал подступать едкий запах дыма. Появился страх. Когда я стоял у лестницы, мне предложил помощь один из проходящих мимо парней и сказал идущим рядом мужчинам: «Ребят, давайте поможем?». Они вынесли меня на коляске на первый этаж. А дальше я сам выкатился на улицу. Смотрю наверх: на крыше стоят люди, рядом с ними валит черный дым. Недалеко от меня прохожие снимают происходящее на телефоны. В это время услышал сирены пожарных машин, а вскоре увидел, как 2–3 машины поворачивают к ТРЦ. Не знаю, почему говорят, что через 40 минут только приехали…

Друзья Сергея — колясочники Ольга и Паша — во время всеобщей суеты направились к лифту. Они понимали, что идут на риск, но хотели как-то разгрузить главную лестницу, чтобы не толпиться там со всеми.

Все выбегали из ТРЦ кто в чем был: без курток, в одних тонких кофтах или футболках. Друзья Сергея, которые переобувались в боулинге, вышли в той самой специальной обуви — их ботинки остались в гардеробе.

— Двое наших ребят поднимались на третий этаж, чтобы забрать свои вещи. Но гардероб к тому времени уже полностью заволокло дымом. Обратно они так и побежали: в легких одеждах. Когда мы все собрались на улице возле входа, постояли там минут 5–10 и направились по Ленина в сторону Цирка: было невыносимо холодно. Еще возле ТРЦ прохожий-парень предложил нам куртку. Ее надела наша подруга Алена. Спустя несколько дней она вернула ее: оказалось, ее пожертвовал друг ее знакомых.

Временно согреться все друзья смогли в ближайшем магазине «Синар»: никто их оттуда не выгонял, все понимали, в какой ситуации оказались люди. Там же им парень с девушкой предложили еще одну куртку. Ее отдали Ольге. Вернуть ее, правда, уже не получилось: создавали даже пост в соцсети, чтобы откликнулся хозяин, но на него никто так и не отозвался.

— На мне тогда была только майка. Кожаная куртка осталась там и сгорела. Когда мы зашли в магазин, я сразу хотел купить себе первым делом теплую обувь и снять ботинки для боулинга, но там продавались только вещи. У меня было в кармане где-то тысячи 3 с собой — выбрал за 1000 рублей самую теплую кофту, — добавляет подробностей Виктор Рощин. — Сейчас у меня дома до сих пор стоит эта пара ботинок для боулинга, напоминает о том дне. В тот день, кстати, я подарил Алене браслет. Коробочку, в котором он лежал, и сам браслет она положила в куртку и сдала в гардероб. Нет теперь ее подарка. А у наших ребят в куртках еще остались паспорта, пенсионный, телефон.

Паспорта пострадавшим потом вернули в Заводском отделении полиции, пенсионные через несколько дней восстановили бесплатно.  Соцзащита выделила каждому инвалиду по 10 000 рублей на покупку новой одежды. Здоровым ребятам, которые были с колясочниками, компенсацию не дали.

«Все сгорело. Никакого банкета не будет»

Новости о пожаре быстро разнеслись по всему городу и России.

— Когда мы двигались по Ленина от «Зимней вишни», я позвонила маме и сказала, что со мной все в порядке, про пожар решила сразу не говорить, чтобы не волновалась: она ведь знала, где я должна была находиться в тот день. Но через 5 минут, узнав от моего брата о трагедии, она позвонила сама и в панике начала расспрашивать: «С тобой все хорошо? Точно?». Она так распереживалась. Родители в те дни все время переносили ситуацию на себя: «А если бы там оказался мой ребенок…». Мне писали потом родственники с других городов, интересовались здоровьем. Горе охватило всю страну, — с болью в голосе говорит Алена.

Перед празднованием дня рождения Сергей Красиков сделал предоплату в кафе на четвертом этаже: отдал 10 050 рублей.

— 26 марта я позвонил администратору, которому оставлял деньги, и спросил, можно ли мне как-то вернуть предоплату. Девушка сказала, что у нее у самой сгорели все документы и она ничего не знает. Тогда я поехал к центру, чтобы поговорить с сотрудниками, которые там стояли. Задал вопрос одному мужчине: «К кому можно обратиться по поводу возвращения предоплаты?». На что он ответил: «Все сгорело. Никакого банкета не будет». Я повторил вопрос и тогда он понял: «Предоплата? Забудь: сейчас всем не до нее». У меня на всякий случай остался чек. Через несколько дней после трагедии текст на нем стал стираться, я быстро отсканировал его, а то потом уже никому ничего не докажешь. Деньги мне до сих пор не вернули. У меня дома был следователь, я составил заявление. Но мне сразу дали понять: «Не надейтесь вернуть эту предоплату, в ТРЦ арендаторы понесли куда большие убытки, сейчас никому нет дела до ваших денег».

«Я теперь выше второго этажа даже не поднимаюсь нигде»

Пожар заставил всех задуматься: а где теперь можно безопасно провести свободное время, куда пойти отдохнуть и не пострадать от халатности или плохой доступной среды.

— Думаю, в этом плане более доступен ТЦ «Я», «Облака»: в них есть хорошие заезды и траволаторы. В «Гринвиче», случись что, можно попробовать съехать на коляске по круговой дороге — паркингу. Плох в это плане ТЦ «Семерка»: кроме лифта и лестниц нет других вариантов, чтобы колясочники поднялись выше первого этажа, не говоря уже о срочном спуске вниз, если что-то разгорится. «Лапландия» тоже не совсем удобна: сплошной лабиринт. Если ты там оказался первый раз, то не сразу сообразишь, куда ехать на выход. В «Зимней вишне» тоже были проблемы: на первом этаже для заезда мешали ступеньки, эскалаторы тоже были ступенчатые. А лифт во время пожара выключается обычно. Вот и безопасность, называется. Без посторонней помощи человек на коляске сам не справился бы, — рассуждает Сергей.

— А мне нравится «Променад-3»: в нем удобно подниматься на траволаторе. Я вообще считаю, что если нет нормальных спусков в каком-то торговом центре, а хочется выжить при пожаре, то в таком случае сползешь с коляски и будешь на попе с лестниц прыгать и спускаться вниз. Ради своей жизни сделаешь все, — заключила Алена. — Мне кажется, все развлекательные клубы, залы, кинотеатры, аттракционы должны находиться в ТРЦ на первом, максимум на втором этажах. Потому что в таких местах всегда много семей, детей, людей, которые что-то празднуют.

После случившегося походы в большие торговые центры у компании Сергея стали реже.

— Желания больше нет. Теперь, когда куда-то заходишь, сразу смотришь наверх: есть ли пожарные сигнализации. Но то, что они стоят, еще не гарантирует безопасности. Могут быть просто отключены или неисправны. В «Зимней вишне», когда начался пожар, не прозвучало никакой сигнализации, не включилось оповещение. Просто ничего не сработало.

Подруга Алена Вебер добавляет: «Я теперь выше второго этажа даже не поднимаюсь нигде. Появилась фобия больших ТРЦ. Я вообще стараюсь об этом всем забыть. Правда, когда проезжаешь мимо «Зимней вишни», к глазам все-равно подступают слезы…»

О версиях произошедшего друзья Сергея особо не рассуждают. Но уверены, что это либо специальный поджог, либо теракт: слишком много пожаров цепочкой прокатились по стране из одного города в другой.

Зато все давно обсудили и пришли ко мнению, что на месте снесенного здания — некогда любимого торгового центра «Зимняя вишня», в котором Сергей с компанией постоянно играл в боулинг, — должен появиться сквер или Аллея памяти с часовней.

P.S.

В конце разговора Сергей задумался и добавил: «Если бы девушка-сотрудница нас тогда не предупредила вовремя о пожаре, мы могли бы не спастись. Еще 5 минут, и мы могли бы не успеть выбраться…»

Автор: Мария Салмина

Фото: Лабиринт42 и Сергея Красикова

Поделиться в соц. сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *