Утро, изменившее жизнь: о потере ноги, принятии себя, лучшем «лекаре»

Не болел с рождения, не попадал в аварию, не имел пагубных привычек… Именно так можно сказать о 36-летнем Василии Константинове из поселка Инской из Беловского городского округа, который буквально 2 года назад был спортсменом и подающим надежды на повышение машинистом на железной дороге. Но в 2018 году у него умирает отец, а через 9 дней после сильных переживаний по его утрате Василий лишается ноги. Причина — внезапный отрыв тромба. Вслед за двумя трагедиями через год умирает и мать. Что помогло мужчине пережить столько потрясений, как отреагировали на потерю ноги его дети и жена и сколько времени понадобилось на принятие себя и возвращение в спорт — в нашем материале.

Все детство Василия прошло на стадионе.

— Я целыми днями гонял с мальчишками мяч на футбольном поле. Увлекаться этой игрой начал еще до того, как пошел в первый класс.

Утро, изменившее жизнь: о потере ноги, принятии себя, лучшем «лекаре»
«Василий в правом нижнем углу. 17 лет»

А потом появилась мечта — поступить после окончания школы в московскую академию спорта.

— Но так как из троих детей я был самый младший, так сказать, последний ребенок, то родители меня туда не отпустили. Наверное, побоялись, что останутся совсем одни. А я как послушный и любящий сын не стал перечить и остался с ними.

Тогда Василий стал искать себя в другом.

— Параллельно с футболом я начал заниматься рукопашным боем: стал даже кандидатом в мастера спорта. Но футбол никогда не бросал: успел поездить по соревнованиям и даже заработать на этом деле хорошие по тем временам деньги. Играл так до 28 лет. Мне кажется, что по жизни я всегда был спортсменом!

«Утром того же дня у меня уже не было правой ноги»

До случившегося Василий более 10 лет работал на железной дороге — сначала помощником машиниста, а потом и самим машинистом. В 2018 году, решив продвинуться в ближайшем будущем по карьерной лестнице, поступил в железнодорожный институт, чтобы стать мастером или начальником службы подвижного состава.

Утро, изменившее жизнь: о потере ноги, принятии себя, лучшем «лекаре»Каждый год Василий проходил обязательный профессиональный медицинский осмотр и всегда по всем показателям был здоров.

— А потом в январе у меня умер отец. Я очень сильно переживал по этому поводу. Мы буквально 9 дней ему справили, и у меня, наверное, из-за нервного срыва, оторвался тромб. Это случилось 6 февраля 2018 года в 03:30. В правой ноге ниже колена сразу все онемело, а выше колена была жутчайшая боль: все аж выкручивало. В больнице мне сказали: «Либо мы сейчас ампутируем тебе ногу, и ты живешь дальше, либо мы даем тебе 2 часа на раздумья, но последствия будут неизбежными, потому что вся «чернота» уже идет наверх». Так что выбора у меня не было. Утром того же дня у меня уже не было правой ноги.

В больнице Василий провел 1,5 месяца. Сложности появились сразу.

— Раньше мне никогда не приходилось ходить на костылях, а тут я был вынужден на них передвигаться. Куда деваться?! Тяжело было первое время даже умываться и ходить в туалет на одной ноге. До сих пор сложно вспоминать.

Радовало Василия одно — что остался жив. Но даже при таком подарке судьбы со многим все равно пришлось попрощаться.

— Конечно, я понимал, что больше не смогу работать на железной дороге, что придется прекратить игры в футбол на двух ногах. Как только я выписался из больницы и получил инвалидность, меня сразу рассчитали на работе.

Но даже это не так пугало, как мысль, что «таким» может не принять жена.

Утро, изменившее жизнь: о потере ноги, принятии себя, лучшем «лекаре»— Моя супруга Светлана, наоборот, меня поддерживала и все время говорила, что любит любым: с двумя ногами или с одной — никогда не бросит. А вот дети первую неделю после случившегося боялись прийти ко мне в палату. Старшему сыну тогда было 11 лет, а младшей дочке Машеньке — 6 лет. Они никогда не видели папу в таком виде. Для них был шок: как папа ходил-ходил, а тут у него вдруг нет одной ноги. Когда, наконец, пришли ко мне через неделю, увидели меня и расплакались. Им понадобилось около 3 месяцев, чтобы окончательно принять меня таким, какой я теперь есть.

Протез Василию поставили не сразу.

— Только через полгода. Мой бывший начальник на работе позаботился обо всем: я ничего не платил. Поставили, правда, на первое время учебно-тренировочный протез. Сейчас к нему, конечно, уже привык: надеваешь, прихрамываешь через силу и боль, но идешь. Осенью этого года будут ставить новый — уже хороший, современный. С ним смогу нормально научиться ходить. Стоит он около 3 миллионов рублей. Благо, что с его покупкой помогает соцзащита!

Будучи спортсменом, Василий всегда все делал быстро. Сейчас же на привычные действия требуется времени намного больше.

— Например, до одного и того же магазина, до которого ходил раньше, сегодня дохожу в 2 раза дольше.

«Если ты начальник или мастер, то уже без разницы, есть у тебя нога или нет»

Потеряв близкого человека, лишившись ноги и работы, Василий все равно не сдался. Единственное, что могло поднять его прежний дух, — это спорт.

Утро, изменившее жизнь: о потере ноги, принятии себя, лучшем «лекаре»— Мой бывший тренер познакомил меня с другим тренером — Светланой Моисеевной Поповой. Благодаря ей я вернулся в футбол: через 5 месяцев после случившегося я снова стал играть, но уже в кемеровской парафутбольной команде для инвалидов-ампутантов «Кузбасс». Переживал, как примут и примут ли вообще меня ребята из клуба. Но знакомство прошло хорошо: сейчас мы все между собой дружим! На поле я, кстати, как и раньше, нападающий.

Сейчас спорт уже не приносит денег: для Василия это просто хобби и возможность не засиживаться дома. На тренировки в Кемерово он ездит 2 раза в неделю, а помогает в этом жена.

— Машину я вожу с 18 лет, но сейчас, когда нет ноги, ездить на механике сложно: не чувствую педаль газа. Поэтому на футбол меня возит супруга. Если когда-то купим машину с АКПП, то снова сяду за руль. Моя семья — это вообще самое драгоценное: они не только поддерживают меня дома, но и приезжают со мной на все игры. Жена не пропустила ни одного моего соревнования, а мы с ней с 19 лет вместе!

На время карантина футбольные тренировки приостановились, но все спортсмены все равно продолжают поддерживать свою физическую форму.

— У нас у всех сейчас каждый день дома физкультура: сначала разминка, потом идет комплекс упражнений — 100 приседаний, 100 подъемов туловища для прокачки пресса, 100 отжиманий. А еще 100 раз делаем колесо: встаем на одно колено и катаемся так по полу. Я живу в квартире, поэтому нет возможности выйти во двор, как в частном доме, например, и отработать пасы. А в связи с самоизоляцией нельзя и на стадион выйти. Так что занимаемся уже как можем. Но, честно, уже очень соскучился по мячу!

Через год после трагедии с ногой в жизни Василия снова все стало более-менее стабильно: как и прежде есть любимая и любящая жена и двое детей, снова появились футбольные товарищи и возможность выбираться на тренировки. А уже в скором будущем Василий сможет вновь вернуться на работу.

Утро, изменившее жизнь: о потере ноги, принятии себя, лучшем «лекаре»

— Несмотря на то, что я лишился ноги, учебу в железнодорожном институте все равно не бросил. Сейчас я учусь на втором курсе, осталось еще 2,5 года до получения диплома. А потом, буду надеяться, смогу вновь устроиться к себе в депо. Если ты начальник или мастер, то уже без разницы, есть у тебя нога или нет.

Своим однокурсникам при этом Василий до сих пор ничего не рассказал.

— На осенней сессии они смотрят на меня и говорят: «Ты чего-то хромать стал». Я: «Да нога болит». Если спросят уже в лоб, то расскажу. А так я не афиширую никому. На улице в шортах не появляюсь: только в штанах. Наверное, еще стыдно как-то немного. Первое время, когда был еще на костылях, ходил гулять только поздно вечером. Сейчас уже, конечно, принимаю себя и не стесняюсь, но все равно какие-то зажимы остались. У меня вообще на принятие себя и понимание, что и так можно полноценно жить, ушел примерно год. От этого ведь никуда уже не денешься, так что рано списывать себя со счетов!

Сейчас Василий живет на пенсию по инвалидности.

— Представьте, раньше получал под 100 000 рублей, а сейчас 20 000. А у меня семья. Надеюсь, как отучусь и пойду работать на железную дорогу, то снова буду хорошо всех обеспечивать!

В 2020 году у него умерла мать. Пережив не одно потрясение, Василий так и не нашел средства, чтобы быстро залечить душевные раны.

— Я понял, что лечит только время. Оно проходит, и снова все встает на свои места. Если у кого-то случилось что-то подобное, то знайте, что жизнь на этом не заканчивается: не вешайте нос, занимайтесь спортом!

Поделиться в соц. сетях: